Эпĕ туса пĕтереймен ĕçсене эсир туса пĕтерĕр (И.Я. Яковлев)
Чĕмпĕр Ен чăвашĕсен хаçачĕ
1989 çулхи раштавăн 30-мĕшĕнче тухма тытăннă
 
(Продолжение. Начало в №5-6.)
 
Для этого в виде исключения принимались в школу мальчики и девочки русского происхождения, от которых чувашская молодежь скорее могла бы научиться разговорной русской речи, прочнее усваивала бы себе русские понятия, обычаи и т. п.”. В разные годы в Симбирской школе от 15 до 25 учащихся были дети русских крестьян. “Можно категорически сказать, - писал Яковлев в 1900 г., - что ни в одном учащемся и учившемся доселе никто не замечал ничего враждебного к русскому, а отсюда товарищеские отношения между воспитанниками чувашами и русскими всегда были и есть самые дружественные, ко времени же окончания курса все они настолько сближаются, что совершенно не обращают внимания на происхождение, все становятся как бы одной национальности, все тяготеют ко всему русскому. Это не фраза, а факт. Со стороны руководителя никогда не делалось различия между воспитанниками - будь то чуваш, мордвин, русский, татарин”.
В напутственном слове выпускникам школы И.Я. Яковлев всегда советовал стараться относиться доброжелательно ко всем людям, какой бы национальности они ни были.
В достижении сближения чувашского народа с русским И.Я. Яковлевым и его последователями первостепенная роль отводилась усвоению чувашами русского языка. Прекрасно понимая значение русского языка, Яковлев в 1904 г. писал: “Русский язык при теперешнем всё увеличивающемся спросе на труд, на рабочие руки делается для инородцев столь же необходимым, как свет или воздух». Рост мобильности чувашского населения в связи с развитием капиталистических отношений вызвал необходимость изучения языка, удобного для общих сношений.
В Симбирской школе и во всех чувашских школах, инспектируемых Яковлевым, самые большие усилия прилагались к тому, чтобы учащиеся в совершенстве овладели русским языком. Главное внимание инспектора чувашских школ обращалось на правильную постановку преподавания русского языка и русского чтения в чувашских училищах. Яковлев неустанно настаивал на том, что учителя чувашских школ должны передавать учащимся “полезнейшие, необходимые знания в жизни, из которых самым полезным и необходимым является знание русского языка”. В 1917 г. выдающийся педагог писал: “Преподавание русского языка всегда служило предметом моей особой заботы”. Начальная школа, по определению Яковлева, имела своей целью научить учащегося сознательно читать по-русски школьную книгу, уметь употреблять простую обыденную речь, говоря о пределах крестьянских потребностей и быта, уметь писать под диктовку и излагать содержание прочитанных и изученных в классе статей. Школа вырабатывала у учащихся умение “спросить русских людей об удовлетворении тех насущных и законных потребностей, какие возникают в жизни чуваш”. На русский язык в чувашских школах отводилось наибольшее количество часов. Разработанная И.Я. Яковлевым методика преподавания русского языка исходила из того, что “русский язык для инородца прежде всего язык чужой, непонятный; понятным он может стать не иначе, как через родную речь». Поэтому изучение русского языка учащиеся чувашских школ начинали после овладения грамотой на родном языке, в конце первого года обучения. Эта система, учил Яковлев, имеет за собою очевидные преимущества перед тем способом, если бы чувашских детей сажали прямо за русскую книгу. Посадив мальчика-инородца за русскую книгу наравне с русскими мальчиками, можно достигнуть того, что он, проучившись несколько лет, получит знание русского языка, “но каковы будут воспитательные результаты и велик ли будет процент успевающих - это другой вопрос”, - утверждал педагог.
В изучении русского языка в чувашской начальной школе просветитель отводил первостепенную роль учителю, считая, что только путем личного устного и постоянного руководства со стороны учителя при чтении и устных беседах возможно научить чувашских детей русскому языку. “Никакая книга, никакой словарь сам по себе не в состоянии заменить устной речи учителя, который учит и правильно произносить слова, и правильно читать их в известном сочетании, и правильно понимать, и, наконец, понятнее рассказывать правильным русским языком”. Поэтому в Симбирской учительской школе добивались блестящего знания воспитанниками русского языка. А.В. Годнев, директор Симбирской женской гимназии, в 1908 г. заявил: “Успехи... детей в усвоении русского языка в чувашской школе, в бытность мою её учителем, меня прямо поражали. В старшем отделении ученики так хорошо говорили по-русски... Из чувашских начальных училищ – учащиеся с неплохими навыками ведения русской разговорной речи.
Глубоко изучалась в Симбирской школе русская литература. Учащиеся прекрасно знали произведения классиков. С лучшими образцами русской литературы знакомились и учащиеся чувашских начальных училищ. Преподавание русской литературы, а также уроки истории, географии и пения использовались в чувашской школе для сближения с русским народом, для пробуждения в сознании учеников чувства любви к России. Этим же целям служило содержание яковлевского “Букваря для чуваш”, выдержавшего около 20 изданий.
Для приобщения учащихся Симбирской школы и учителей чувашских школ и русской культуре И.Я. Яковлев проводил экскурсии-путешеств ия в Москву, Петербург, Нижний Новгород, Казань, где экскурсанты осматривали исторические и архитектурные памятники, фабрики и заводы, посещали выставки, галереи, театры. Уже с первых лет своей деятельности И.Я. Яковлев давал своим ученикам, выезжавшим в Москву или другие города для ознакомления, ценнейшие советы. Например, в письме от 26 июня 1871 г. Иван Яковлевич советовал А.В. Рекееву посмотреть в Москве все достопримечательнос ти Кремля, сходить в Малый театр, Петровский парк, Зоологический сад, все впечатляющее записывать в тетрадь.
Даже в пользу проведения курсов учителей чувашских школ И.Я. Яковлев приводил такой мотив, что учителя, работая в глухих чувашских селениях, отдаленных от городов, “имеют мало возможности сталкиваться с русскими образованными и даже вообще с русскими людьми, а через то уровень их умственного развития и знания русского языка с течением времени как бы несколько падает». Снижение отрицательных последствий этого явления, по мнению просветителя, могло быть достигнуто на курсах учителей.
Выпускники Симбирской школы, работая учителями в чувашских селениях, являлись проводниками русской культуры среди чувашей и сближения их с русскими и другими народами.
Подъему уровня чувашского народа, а следовательно, и его сближению с другими народами должно было служить распространение учителями среди крестьян практических знаний и навыков по сельскому хозяйству и ремеслам. И.Я. Яковлев считал второстепенной, но чрезвычайно важной задачей своей школы подготовку учащихся, будущих учителей сельских школ, по основам сельского хозяйства и ремеслам.
Просветитель справедливо считал, что “только тогда можно будет говорить об окончательном повороте чуваш в пользу... русской народности, когда женская половина населения будет охвачена существующей ныне системой просвещения... инородцев”. И он проводил огромную работу по развитию среди чуваш женского образования, по подготовке учительниц, которым отводилась основная роль в повышении культуры женской половины чувашского населения, по привлечению чувашских девочек в школу.
Сближению русского и чувашского народов служили созданная И.Я. Яковлевым чувашская письменность с алфавитом на основе русской графики, переводы на чувашский язык и издание лучших образцов русской литературы - произведений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.В. Кольцова, И.А. Крылова, Н.А. Некрасова, Л.Н. Толстого, С.Т. Аксакова и других писателей, исторических, сельскохозяйственны х, медицинских, естественнонаучных книг, концерты организованных при Симбирской школе двух хоров и трех оркестров, постановка в школе отрывков из оперы М. Глинки “Иван Сусанин” и другие.
В многочисленных выступлениях в печати (отдельными брошюрами, статьями в газетах и журналах) И.Я. Яковлев пропагандировал идеи культурного сближения народов, знакомил русских и представителей других народов с историей; культурой, фольклором чувашского народа. Неоднократное участие Симбирской школы в зональных выставках (в Нижегородской промышленной, Казанской сельскохозяйственно й и других), организация при школе этнографического музея и тому подобное также имели целью ознакомление других народов с чувашским народом.
 
 
 
(Окончание следует.)
 
: 1046, Хаçат: 7 (1203), Категори: И.Я.Яковлев

Çĕнĕ шухăш хуш:

► Сирĕн ят:
► Шухăш: