Эпĕ туса пĕтереймен ĕçсене эсир туса пĕтерĕр (И.Я. Яковлев)
Чĕмпĕр Ен чăвашĕсен хаçачĕ
1989 çулхи раштавăн 30-мĕшĕнче тухма тытăннă
 
(Окончание. Начало в №5-7.)
 
Идеи сближения народов И.Я. Яковлев проповедовал в своей обширной переписке с чувашской интеллигенцией и крестьянами.
В деятельности по национальному подъему чувашского народа, его сближению с русским и другими народами, в деятельности, направленной на то, чтобы чуваши и другие народы вошли в русскую семью как равноправные, чтобы в национальных отношениях не допускалось насилия, И.Я. Яковлев был не одиноким. Его поддерживали, ему помогали прогрессивные русские деятели И.Н. Ульянов, В.А. Калашников, А.В. Годнев, А.В. Смоленский, Н.И. Колосов, Н.И. Ашмарин, В.К. Магницкий, многие учителя из русских, работавшие в Симбирской чувашской школе, сотни выпускников этой школы, трудившиеся в чувашских школах 6 губерний Поволжья и Приуралья, многие чувашские деятели просвещения, получившие образование в Казани и других городах. Имена некоторых видных сподвижников И.Я. Яковлева названы в материалах юбилея Симбирской школы, проведенного в 1908 г. и книге С.В. Чичериной. Справедливо будет считать, что И.Я. Яковлев возглавлял общественное движение за национальный подъем чувашей, за сближение наций, за их равенство в рамках единой России, против насильственной русификации. Это движение можно оценивать как одну из форм национально-освобод ительного движения.
И.Я. Яковлев и его сподвижники немало сделали по культурному сближению чувашей с русским народом. Уровень культуры чувашского народа, степень его приобщения к культуре русского народа за полвека деятельности И.Я. Яковлева и его соратников поднялись значительно. Прогрессивные люди отмечали это еще до Великой Октябрьской социалистической революции. Н.И. Колосов в 1908 г. писал: “...Если раньше русскому казался смешным каждый “шаг чувашенина”, каждое его слово, каждое движение, то теперь между русским и чувашенином устанавливаются вполне добрые, мирные отношения, и, несомненно, недалеко то время, когда окончательно сгладится грань, отделяющая чувашенина от русского и препятствующая ему чувствовать себя полноправным русским гражданином”. В том же году, приветствуя И.Я. Яковлева в дни юбилея школы, упомянутый выше А.В. Годнев говорил: “...В высшей степени решенным я считаю принципиальный вопрос о направлении и характере взаимных отношений чувашского и русского народов. Мысль, что оба эти народа самою историею связаны друг с другом неразрывно, что их интересы и культурные, и экономические солидарны, что им нужно рука об руку, как самым доброжелательным соседям, работать для обоюдного процветания, с ясным сознанием, что в дружной и хорошо согласованной работе заключается их общая выгода... - эта мысль мне представляется не только вполне правильной, но и нравственно прекрасной”.
Многочисленные факты, приведенные в упомянутой книге С.В. Чичериной, также свидетельствует о значительных успехах в сближении чувашского и русского народов, достигнутых благодаря деятельности Яковлева и его последователей.
Сближение чувашей с русскими и другими народами не входило в расчеты национал-шовинистов , стремившихся к сохранению национальной вражды, разобщенности народов России, чтобы легче было угнетать трудящихся равных национальностей. Поэтому в течение всей своей многолетней общественно-политич еской и педагогической деятельности до революции Яковлев терпел гонения со стороны реакционно-великоде ржавного лагеря. В 70-80-х годах ХIХ века И.Я. Яковлева преследовали представители шовинистического духовенства Смелов и Любимов, школьный инспектор Казаринов; в 90-х годах - симбирский епископ Никандр Молчанов, земский начальник Яковицкий, помощник попечителя Казанского учебного округа Спешков, в начале ХХ века назначенный попечителем и добившийся ликвидации в 1903 году должности инспектора чувашских школ, после чего - помощник попечителя Погодин; с 1912 года - попечитель округа Кульчицкий, ставший в 1916 году министром народного просвещения, его подручный Богоявленский и другие мракобесы. Все они обвиняли Яковлева в сепаратизме, в стремлении к отторжению чувашей от русских, к созданию чувашского национального государства и т. п. Этот хор клеветы поддерживали некоторые местные помещики и чиновники.
Отвергая обвинения в сепаратизме, И.Я. Яковлев написал десятки объяснений и докладных записок, которые сохранились в архивах и стали известны историкам, выступал со статьями в газетах и журналах. Он постоянно и справедливо доказывал, что ни исторические, ни культурные, ни географические условия не дают оснований для политического и государственного обособления чувашей от русского народа, от России. По его мнению, чуваши должны преданно помогать русскому народу в разрешении возникающих перед ним задач, “с верой в то, что многострадальный мудрый русский народ поймет в свое время, признает и оценит их подвиги и жертвы , а в таком “мирном и малокультурном крае”, как Среднее Поволжье, нет никакой почвы для сепаратизма. “Наши инородцы, - писал Яковлев в объяснительной записке министру народного просвещения от 8 ноября 1912 г., - так отстали от окружающего их русского народа, настолько бедны духом и материально, что ни о каких подобных мечтаниях с их стороны не может быть и речи... Они - незначительные спутники мирового русского народа - покорно следуют в его исторической орбите, его счастье - их счастье, его горе - их горе, его будущее - их будущее”. Правда, встречающиеся в цитатах слова “незначительные спутники”, “покорно следуют”, часто приводимая фраза “Никакой самостоятельной политической роли нашим восточным инородцам играть не суждено, никакого самобытного и национального развития им искать не следует”, вероятно, исходили из осознания им угнетенного положения народа в то время.
Усилия И.Я. Яковлева и его сподвижников, направленные на сближение народов, были не по нутру некоторым представителям чувашского национального движения.
Начиная с периода первой русской революции, они выдвинули против просветителя чудовищное обвинение в предательстве интересов чувашского народа, Г.Ф. Алюнов и Д.П. Юман выступали против него с пасквилями. Такие нападки на Яковлева продолжались и в первые годы советской власти.
Ревнителем равенства и сближения чувашского народа с русским и другими народами И.Я. Яковлев остался и после Октябрьской революции. В приветствии I съезду Советом Чувашской автономной области в ноябре 1920 году Иван Яковлевич выразил пожелание, чтобы работа над чувашской культурой развивалась в строгом согласии с государственными интересами и идеалами великого русского народа. В завещании чувашскому народу, написанном 4 августа 1921 года, выдающийся просветитель писал: “Русский народ выстрадал правду, и, нет сомнения, правдой этой он поделится с вами. Верьте в Россию, любите ее, и она будет вам матерью”.
 
: 1032, Хаçат: 8 (1204), Категори: И.Я.Яковлев

Çĕнĕ шухăш хуш:

► Сирĕн ят:
► Шухăш: