Эпĕ туса пĕтереймен ĕçсене эсир туса пĕтерĕр (И.Я. Яковлев)
Чĕмпĕр Ен чăвашĕсен хаçачĕ
1989 çулхи раштавăн 30-мĕшĕнче тухма тытăннă
 
(Окончание. Начало в №№ 41-42.)
 
11. СЕМЬЯ
В книге есть такие строки: «В семейной жизни я был счастлив и в жене, и в детях моих».
Перед нами выписка из метрической книги Крестовоздвиженской церкви Императорского Казанского университета. В этом храме 26 сентября 1877 года состоялось бракосочетание 29-летнего инспектора чувашских школ Ивана Яковлевича Яковлева с 16-летней гимназисткой Екатериной Алексеевной Бобровниковой. Она с 10 лет осталась сиротой и воспитывалась в семье наставника Яковлева Николая Ивановича Ильминского. Он же стал од-ним из свидетелей со стороны невесты, на его квартире и свадьбу сыграли.
Одним из свидетелей со стороны жениха выступил тайный советник Пётр Дмитриевич Шестаков – тогдашний попечитель Казанского учебного округа. Таким образом, Яковлева со своим непосредственным начальником связывали не только деловые, но и тёплые человеческие отношения.
Екатерина Алексеевна стала не только отличной супругой и матерью, но и ближайшей помощницей. Свыше 40 лет она заведовала женским отделением чувашской школы и даже удостоилась золотой медали учебного округа за преподавательскую деятельность.
Мы представим лишь малую часть документов, связанных с тремя детьми семьи Яковлевых: Алексеем, Лидией и Николаем.
Вот аттестат Алексея Яковлева, выданный по окончании в 1896 году Симбирской классической гимназии. По словам отца, «Алексей …был мечта-тельным, иногда слишком рассеянным, …весёлым жизнерадостным мальчи-ком, но аккуратным, прилежным, так, что его не только не приходилось под-гонять, но зачастую даже удерживать от излишнего рвения».
Кстати, иностранные языки давались Алексею гораздо лучше, чем отцу. Учитывая гуманитарные наклонности сына, Яковлев-старший был доволен, когда Алексей поступил на историко-филологический факультет Мос-ковского университета.
Дочь Лидия в 1898 году окончила Симбирскую Мариинскую женскую гимназию. В её аттестате все отметки «отлично» и «весьма хорошо».
Сын Николай родился 12 февраля 1883 года и был крещён в Богояв-ленской церкви Симбирска. Восприемниками (крёстными) мальчика стали инспектор классической гимназии Иван Яковлевич Христофоров и супруга Ильминского Екатерина Степановна.
А вот прошение Ивана Яковлевича директору гимназии Николаю Фё-доровичу Свешникову от 12 мая 1894 года о приёме сына Николая во 2-й класс. Николай Иванович Яковлев, также как отец, окончил гимназию с золотой медалью.
Судьбы детей семьи Яковлевых и их потомков весьма интересны, но, увы, мы не имеем возможности подробно на них останавливаться.
 
12. А.И.ЯКОВЛЕВ ЗАВЕДУЮЩИЙ ГУБ АРХИВОМ
Исключение сделаем для Алексея Ивановича Яковлева. Ведь он был нашим коллегой – полтора года стоял у руля Симбирского губернского архива.
Примечательно, что до революции Алексей Яковлев, как и отец, состоял действительным членом Симбирской губернской ученой архивной ко-миссии. Он был учеником знаменитого историка Василия Осиповича Клю-чевского, в 1916 году стал магистром, а в 1917-м – доктором русской истории. С того же времени являлся профессором Московского университета.
28 июня Главархив назначил Алексея Ивановича заведующим Симбирским губархивом. А секретарь архива, настоятель Пантелеймоновской церкви Симбирска Павел Иванович Кандалинский, каллиграфическим почерком вывел распоряжения о смене заведующих. Помимо руководства губар-хивом Алексей Иванович возглавлял Симбирский госуниверситет.
Тогдашний список сотрудников архива насчитывал всего пять человек. Из них трое – с высшим образованием. Сейчас в архивах трудятся пре-имущественно женщины, а тогда в подчинении Алексея Ивановича была только одна сотрудница. При Яковлеве в 1922 году губархив был переименован в губернское архивное бюро.
К сожалению, интриги против Яковлева-старшего отразились и на его сыне. Злопыхатели пытались сфабриковать против него уголовное дело, но обвинения в злоупотреблениях, разумеется, не нашли подтверждения в суде.
Осенью 1922 года семья Яковлевых покинула Симбирск. А 1 января 1923 года Алексей Иванович Яковлев сложил с себя обязанности заведующего губархивбюро.
Впоследствии он единственный из бывших руководителей архива стал в 1929 году членом-корреспондентом АН СССР. Год спустя по надуманному делу «заговора академиков» Алексей Иванович был арестован и сослан в Минусинск. Ему не пришлось проститься с умершим в октябре 1930 года отцом...
Лишь в 1933 году Алексей Яковлев вернулся к научной работе. Его монография «Холопство и холопы в Московском государстве 17 века» была удостоена Сталинской премии 2-й степени за 1942 год. Премию Алексей Иванович передал на устройство сирот в Чувашской и Мордовской АССР.
 
13. НА РУБЕЖЕ ЭПОХ
Самыми несчастными днями своей жизни Иван Яковлевич Яковлев называл «то, что произошло со школой со времени революции и падения мо-нархической власти».
На портрете, созданном художником Николаем Фёдоровичем Некрасовым в 1920 году, мы видим седобородого старика, с горечью наблюдающего, как его бывшие ученики ломают то, что он создавал десятилетия. Против Яковлева началась травля.
Запись в дневнике Жиркевича, апрель 1918 года: «Всё клонится к тому, чтобы выжить старика – «апостола чувашского народа» из школы... Вчера ворвались в квартиру возбуждённые чувашата, школьники, вызвали Яковлева в прихожую. Что Яковлев ни скажет, чтобы урезонить самозваную депутацию, мальчишки ему кричат: «А вы признаёте власть Советов?» В том же духе велись и другие беседы представителей чувашской школы с добрым гением чувашского народа, угасающим стариком. Все его заслуги забыты. Не умеют простить старику недостатки его характера».
Конечно, у Ивана Яковлевича был непростой характер. Но, с другой стjроны, будь он менее жёстким, упрямым в достижении цели, смог бы он создать свою уникальную школу?
Вот протокол позорного собрания «чуваш, проживающих в городе Симбирске» и представителей различных Советов. Кучка самозванцев (18 человек), взявших на себя право решать от лица чувашского народа, постановила: «Выразить нежелательность кандидатуры Ивана Яковлевича Яковлева на должность Председателя Педагогического Совета Симбирской Чувашской Учительской Семинарии…».
Символично, что это неразумное решение было принято 1 апреля…
В столице за отца хлопотал Алексей Иванович. Он добился приёма у председателя Совнаркома Ленина. И Владимир Ильич направил в Симбирск телеграмму, ставшую своеобразной охранной грамотой для чувашского просветителя: «Меня интересует судьба инспектора Ивана Яковлевича Яковлева, 50 лет работавшего над национальным подъёмом чуваш и претерпевшего ряд гонений от царизма, думаю, что Яковлева не надо отрывать от дела его жизни.
Председатель Совнаркома Ленин».
В защиту Ивана Яковлевича на заседании Комиссариата по чувашским делам совместно с чувашской фракцией исполнительного комитета Казанского губернского Совета крестьянских депутатов 28 апреля 1918 года горячо выступил его бывший ученик Дмитрий Петрович Петров (Юман):
«…Я получил сведения об устранении нашего великого учителя Ивана Яковлевича Яковлева от руководства той школой, которую он создал своими личными трудами, оберегая её от всех напастей в течение полустолетия, и развил и довёл до той высоты, до какой следовало бы поднять все учительские семинарии в государстве. Иван Яковлевич создатель не только чувашской школы, но великий просветитель всего чувашского народа. Вы все, даже и не учившиеся у Ивана Яковлевича, – обязаны своим образованием ему, ибо не было бы его – чуваши коснели бы до сих пор в невежестве. Нам всем стыдно за поступок Национального Общества, это позор для чувашского народа. Ведь здесь распинают своего учителя..».
 
14. ПАМЯТЬ
Гонители Яковлева давно забыты. А память о великом педагоге жива. Ещё при жизни Ивана Яковлевича выдающийся симбирский краевед Павел Любимович Мартынов включил статью о нём в свой «Краткий словарь Симбирских деятелей и уроженцев, чем-либо выделившихся из общего уровня повседневной жизни».
Осенью 1930 года в Ульяновск пришла печальная весть о кончине 23 октября в Москве Ивана Яковлевича Яковлева. 31 октября газета «Пролетарский путь» поместила некролог, написанный библиографом Николаем Николаевичем Столовым. Автор именовал покойного «отцом чувашской культуры» и призывал: «Нужно бы и Ульяновску подумать о достойном увековечении его светлой памяти».
К 100-летию Ивана Яковлевича Яковлева увидел свет Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 марта 1948 года о присвоении его имени Бичуринской и Аликовской средним школам, Батыревскому педагоги-ческому училищу Чувашской АССР и Ульяновскому педагогическому учи-лищу Ульяновской области.
А в 1968 году на карте Ульяновска появился переулок Яковлева.
Завершают повествование документы Ульяновского городского архи-ва. В преддверии 155-летия города председатель Ульяновской Городской Думы Игорь Александрович Мокевнин подписал 21 мая 2003 года ходатай-ство о присвоении звания «Почётный гражданин города Ульяновска» знаме-нитым землякам. 4 июня решением Ульяновской Городской Думы этого звания удостоился Иван Яковлевич Яковлев.
1 октября 2006 года Яковлев словно вновь вернулся в наш город. Со-стоялось торжественное открытие бронзового монумента работы скульптора Владимира Порфирьевича Нагорнова.
 
: 333, Хаçат: 43 (1341), Категори: И.Я.Яковлев

Çĕнĕ шухăш хуш:

► Сирĕн ят:
► Шухăш: