Эпĕ туса пĕтереймен ĕçсене эсир туса пĕтерĕр (И.Я. Яковлев)
Чĕмпĕр Ен чăвашĕсен хаçачĕ
1989 çулхи раштавăн 30-мĕшĕнче тухма тытăннă
 
Вопрос о возникновении Чувашского представительства в Москве (Чувпред) в 1921 г. относится к числу малоизученных тем. Однако, эта тема представляет повышенный интерес на следующих основаниях: именно в ракурсе рассмотрения процесса становления Чувпреда, а особенно причин задержки его образования, выявляются особенности взаимоотношения руководства РСФСР и молодой Чувашской Автономии в 1920-1921 гг.; раскрывается основной смысл национальной политики Чувашской АО под руководством Д.С. Эльменя с июня 1920 г. по июль 1921 г.; объясняются внутренние разногласия среди лидеров чувашского национального движения в первой половине 1921 г.; выявляются причины изменения внутренней политики в Чувашии в последующее время. Цель нашей публикации - исследовать процесс формирования Чувпреда, начиная с постановления ВЦИК о реорганизации Наркомнаца от 19 мая 1920 г. вплоть до лета и осени 1921 г., когда окончательно были сформированы состав и структура Чувпреда, соответствующие требованиям ВЦИК.
Для того, чтобы добиться поставленной цели, прежде всего, необходимо обозначить проблему того, что в историографии существует малообоснованное мнение о том, что необходимость в Чувпреде появилась только летом 1921 г.; укажем что его образование носило затянутый характер, на создание которого ушел целый год и это является специфической особенностью Чувашии по сравнению с соседними национальными автономиями; проанализируем политику Наркомнаца РСФСР и сопоставим ее с практической деятельностью заведующего Чувашским отделом при Наркомнаце (Чувотдел) Д.С. Эльменем.
Дата учреждения Чувпреда в исторической литературе считается 18 июля 1921 г., т.е., когда на заседании президиума Чувашского облисполкома было принято решение об организации Чувпреда и создании ее коллегии в составе 3-х человек. Почему именно эта дата является отправной? Исследователь Г.А. Александров объясняет тем, что в начале июня 1921 г. Советом национальностей при Наркомнаце (Совнац) вынесено постановление о ликвидации национальных отделов Наркомнаца и создании вместо них представительств автономных республик, областей и округов. При такой трактовке не видно сути проблемы, так как получается, что Чувпред был образован своевременно, буквально через месяц после решения Совнаца.
С этим аргументом не можем согласиться по той причине, что, во-первых, решение о закрытии национальных отделов и открытии вместо них региональных представительств было принято Совнацем и утверждено ВЦИК не в июне 1921 г., а 21 апреля 1921 г. Во-вторых, данное постановление ВЦИК являлось логическим продолжением постановления ВЦИК от 19 мая 1920  г. Соседние Чувашии национальные автономии без каких-либо задержек сформировали в Москве свои представительства: башкирское было образовано еще в 1919  г. при образовании Башкирской АССР; татарское 27 мая 1920  г. вместе с образованием Татарской АССР; марийское представительство было утверждено Коллегией Наркомнаца 31 августа 1920 г., т.е. даже до образования Марийской АО. Так что Чувпред должен был быть организован если и не в мае 1920 г, то летом этого же года точно. Однако, на это ушел целый год.
Следующим аспектом, который говорит о неприемлемости трактовки Г.А. Александрова, является то, что в архивных фондах Чувотдела и Чувашского облисполкома, хранящихся в ГИА ЧР, встречается немало документов, в которых упоминается, что с конца 1920 г. по июль 1921 г. сотрудник Чувотдела Е.Ф. Фадеев исполнял функции председателя Чувпреда. К тому же, в самом постановлении ВЦИК от 21 апреля 1921 г. сообщалось, что Чувпред при Наркомнаце уже существует. Значит с конца 1920 г. было некое подобие Чувпреда, но его впоследствии, летом 1921  г., не признали руководство Чувашского облисполкома и правительство РСФСР. Так что вопрос создания Чувпреда не так однозначен и является малоизученной темой.
Разберемся с причинами, побудившими Наркомнац ликвидировать созданные ими же национальные отделы и организовать вместо них национальные представительства. Наряду с причинами хозяйственного, политического и культурно-просветит ельского характера считаем важным и идеологический аспект. Дело в том, что при создании в 1918 г. национальных комиссариатов и отделов, в том числе и чувашского, партия РКП(б) допускала создание не по территориальному, а экстерриториальному и культурно-националь ному подходу решение национального вопроса, что в корне противоречила своим же собственным установкам в национальной политике. Это было нужно, чтобы в 1918 г. привлечь на свою сторону различные нации страны. Однако, по мере создания в 1918-1920 гг. структуры государства, основанной на территориальном принципе, необходимость в национальных отделах с экстерриториальными амбициями просто отпала.
Специфическая особенность чувашского национального движения заключалась в том, что оно стремилось исключительно к экстерриториальной и культурной автономии чувашей. Даже проекты Чувашской трудовой коммуны (ЧТК) и ЧАО, вопреки распространенному мнению, были основаны не на территориальной, а экстерриториальной составляющей. Как видно из последующих действий руководства Чувашии во главе с Д.С. Эльменем, речь шла о создании на территории всей Советской России разветвленной сети чувашских «административных единиц», аналогичных ЧАО – волостей, уездов, районов «и даже губерний». Причем, управление в этих административных единицах должно было быть двойное – социально-экономиче ские вопросы возлагались на местные исполкомы советов, а национально-культур ные – на сеть региональных подотделов Чувотдела при Наркомнаце с центром в Чебоксарах. По сути, по «проекту Эльменя» в 1920  г., речь шла о создании в России своеобразной «федерации в федерации».
 
г. Чебоксары.
 
(Продолжение следует.)
 
: 1157, Хаçат: 4 (1148), Категори: истори

Çĕнĕ шухăш хуш:

► Сирĕн ят:
► Шухăш: