Эпĕ туса пĕтереймен ĕçсене эсир туса пĕтерĕр (И.Я. Яковлев)
Чĕмпĕр Ен чăвашĕсен хаçачĕ
1989 çулхи раштавăн 30-мĕшĕнче тухма тытăннă
 
(Окончание. Начало в №4.)
Из изложенного видно, что для лидеров чувашского национального движения, сторонников данного типа решения национального вопроса для чувашей всей России, ликвидация Чувотдела с экстерриториальными полномочиями и возможностями, не входило в их планы. Можно сказать даже более – это противоречило национальной программе «команды Эльменя», а требование Наркомнаца о создании вместо него Чувпреда навязывало чувашскому движению узкие территориальные рамки, что в корне подрывало основную суть культурной и экстерриториальной автономии чувашей. В связи с этим становится понятным упорство, с которым чувашские лидеры с мая 1920 г. отказывались от создания Чувпреда. Для наглядности поясним некоторыми подробностями.
Согласно декрету ВЦИК от 19 мая 1920 г. реорганизация Наркомнаца должна была происходить следующим образом: «Каждая национальность в пределах РСФСР выделяет из местных Советов и их съездов непосредственно или через свое автономное правительство, где такое существует, специальное представительство в составе председателя и двух членов. Представительства национальностей ставятся во главе соответствующих отделов Наркомнаца, преобразуя последние сообразно нуждам и потребностям трудовых масс своих национальностей». Согласно этим требованиям в ЧАО, как административной единице чувашей, должен был пройти областной съезд уездных и волостных Советов, уполномоченный выбрать в Москву председателя и двух членов Чувпреда. Если съезд по каким-то причинам не сделает это, то избрать трех представителей мог и должен был Чувашский облисполком, выполняющий функции автономного правительства. Далее избранные съездом или облисполкомом представители должны были возглавить Чувотдел и преобразовать его в Чувпред не с национальным, а с региональным статусом. Теми чувашами, которые остались за пределами ЧАО, должен был заниматься не Чувпред, а специально созданный при Наркомнаце Отдел национальных меньшинств. Однако, I съезд Советов ЧАО, который прошел 7-11 ноября 1920 г., вопрос о представительстве не обсуждал, а Чувашский облисполком до весны 1921 г. созданием Чувпреда не занимался.
Вопрос о создании Чувпреда взял на себя сам Чувотдел, который вовсе не был на это уполномочен. И он решал его исключительно в экстерриториальном и культурно-националь ном духе, выгодном для себя ключе, благо в самом постановлении ВЦИК от 19 мая 1920 г. для этого были некоторые зацепки. Например, для этого решили воспользоваться фразами постановления «каждая национальность…из местных Советов», что давало возможность чувашскому населению как в самой ЧАО, так и за ее пределами (в Сибири, Татарии, Башкирии, Симбирской, Самарской и других губерний) собрать свой Чувпред от всего чувашского народа по экстерриториальному принципу, где ЧАО была бы передовой, но не единственной административной единицей чувашей. Сразу же после окончания в Чебоксарах I съезда Советов ЧАО 11 ноября 1920 г., в том же здании Народного дома, вечером открылся II Всероссийский съезд Советов среди чуваш, который 12 ноября вынес единственную за весь съезд резолюцию, которая «сообразно нуждам и потребностям» чувашского народа определяла конструкцию Чувпреда, альтернативную постановлению ВЦИК.
Согласно резолюции съезда Чувотдел не был ликвидирован, а напротив, получил «полное одобрение» и признан «вполне отвечающим требованиям широких слоев чувашских трудящихся масс». В рамках реорганизации Чувотдела была создана его Коллегия из трех членов, причем заведующий Чувотделом должен был находиться в Чебоксарах (на эту должность избран Д.С. Эльмень), его заместитель должен находиться в Москве при Наркомнаце (избран Е.Ф. Фадеев) «для непосредственной связи с ним и проведением тех или иных мероприятий среди чуваш». Кроме этого, на него были возложены «функции председателя представительства Автономной Чувашской области». Третий член Коллегии Чувотдела «представитель от внеобластных чуваш» должен был проводить работу непосредственно среди них. На эту должность был выбран руководитель Уфимского подотдела Чувотдела К.В. Тарасов-Ухик. Правительство РСФСР, несмотря на несоответствие принятого решения нормам Наркомнаца, не могло открыто возражать решению всероссийского съезда чувашского народа, и 20 января 1921 г. Президиум ВЦИК утвердил состав данной Коллегии Чувотдела. Данный факт говорит, во-первых, о том, что авторитет Д.С. Эльменя был достаточно высок, что тот же ВЦИК делал для чувашей исключение, и, во-вторых, что еще в начале 1921  г. не исключалось существование Чувотдела с прежними экстерриториальными приоритетами. Судя по отчету заведующего Чувотделом Д.С. Эльменя в феврале 1921 г., он довольно оптимистично смотрел в будущее.
В первой половине 1921 г. «проект Эльменя» потерпел свое историческое поражение по объективным и субъективным причинам. К первым относится прямое давление руководства РСФСР, выразившееся в том, что в марте 1921  г. обсуждался вопрос о принудительной ликвидации Чувотдела, а также косвенное принуждение в виде того, что уже с октября 1920 г. финансирование Чувотдела со стороны Наркомнаца было прекращено. К субъективным причинам относим активизацию внутренней оппозиции «проекту Эльменя» в чувашском национальной движении со стороны симбирской интеллигенции (Г.С. Савандеев, Ф.Н. Сергеев и др.) и переход на их сторону прежнего соратника Д.С. Эльменя – С.А. Коричева. Объединившаяся оппозиция воспользовалась резонансом от недавнего крестьянского восстания в Чувашии в январе 1921 г. и, начиная с февраля по июль 1921  г., методично добивалась отстранения Д.С. Эльменя и его сподвижников от ведущих государственных и партийных постов в ЧАО. Следующим важным субъективным фактором, который следует отметить, стало то обстоятельство, что в начале 1921 г. из Наркомнаца ушел заместитель наркома З.А. Каменский, который в 1918-1920 гг. много помогал Чувотделу, например, активно содействовал в деле образования чувашской автономии. Весной 1921 г. в Коллегии Наркомнаца Д.С. Эльменю просто не на кого было опереться.
Создание Чувпреда на основе постановления ВЦИК от 19 мая 1920 г. не входило в планы руководства Чувотдела и противоречило общему направлению национальной политики, проводимой «командой Эльменя». В ноябре 1920 г. руководством Чувотдела при поддержке II  Всероссийского съезда Советов среди чувашей была предпринята попытка создания альтернативной постановлению ВЦИК конструкции чувашского представительства, при которой предполагалось сохранение Чувотдела с экстерриториальными полномочиями и самовозложение на себя функций представительства при Наркомнаце Чувашской АО, т.е. совмещение экстерриториального и территориального принципов.
После принудительного самороспуска Чувотдела 24 марта 1921  г. его сотрудник Е.Ф. Фадеев вплоть до июля 1921 г. продолжал исполнять функции председателя Чувпреда. Однако, на основании «Инструкции национальным представительствам при Наркомнаце», утвержденным 25 мая 1921   г. вопрос о деятельности Чувпреда взял на себя Чувашский облисполком, в результате чего 18 июля 1921 г. на должность председателя был назначен Г.И. Иванов, а Е.Ф. Фадеев занял место заместителя. Окончательное становление Чувпреда произошло только 26 октября 1921  г., когда была установлена его структура, соответствующая требованиям «Инструкции по национальным представительствам при Наркомнаце».
 
 
г. Чебоксары.
 
: 1512, Хаçат: 5 (1149), Категори: истори

Çĕнĕ шухăш хуш:

► Сирĕн ят:
► Шухăш: